Выйти из класса. Протест водителей как шанс для общества

Колонка Алексея Цветкова на сайте «Такие Дела»

Один из самых отвратительных для меня мифов, созданных кремлевскими алхимиками, это миф о том, что за них «простой работяга», «уралвагонзавод»и всё такое.

В советские времена считалось, что власть в стране «пролетарская», а за интеллигентом нужен глаз да глаз, он ненадежен и потенциальный диссидент. Репрессивная советская машина действовала от имени рабочих.   Насколько та власть была пролетарской, большой вопрос. На мой взгляд,  это была власть номенклатуры, которая прикрывалась «пролетарской» демагогией, всё лучше осознавая отдельность своих интересов и всё сильнее мечтая превратиться в правящую буржуазию.

 В 1990-х интеллигенты отыгрались за все былые к ним претензии, взяв идеологический реванш.   Говорить о «народе» и простых трудящихся превратилось в дурной тон. Тогда и возник тип интеллигента — «прозападного либерала», который  жмётся как можно ближе к бизнесмену и как можно дальше от «провинциальной гопоты». В стране, между тем, возникала экономическая модель с таким уровнем неравенства, что и на политическом уровне она предполагала скорое сворачивание большинства элементарных прав.

Традиция русских «народников», которые потратили полвека на агитацию и улучшение жизни крестьян, традиция социалистических интеллектуалов, посвятивших жизнь освобождению рабочего класса, в лучшем случае вызывала смех среди людей умственного труда, а чаще отрицалась как опасная ересь, ведущая в ГУЛАГ и безвозвратно дискредитированная.

Из американского фильма «Конвой» помнили только эротическую сцену. На Западе проявление солидарности с рабочими (там существуют настоящие, а не бутафорские, как у нас, профсоюзы) – правило хорошего тона для абсолютного большинства образованных людей. Но постсоветская оптика была так настроена, что включала «слепое пятно» или примитивную иронию везде, где возникала тема «классовой» или «межклассовой» солидарности. Сказывалась аллергия нашего интеллигента на всё, что хотя бы отдаленно могло напоминать ему о «советской пропаганде».

Этот эффект был по полной использован в путинскую эпоху. В рабочем вопросе власть научилась наглому популизму:  мы отведем вам роль живых механизмов, сократим число школ и больниц, срежем все льготы, оптимизируем и монетизируем, превратим высшее образование в классовую привилегию, обложим вас поборами, объявим преступлением любые возможности протеста, но при этом будем похлопывать вас по плечу и показывать вам пальцем на «тех, кто с бородёнками», которые «мутят воду». А с экранов на площадях власть будут поддерживать удачно организованные политтехнологами «простые трудящиеся», вагоностроители и хлеборобы, которые будут предлагать свою помощь в разгоне «интеллигентских» митингов, чуждых широким массам. При этом в реальности рабочих лидеров будут бросать в тюрьмы, даже самая умеренная борьба за свои права станет чревата увольнением, все трудовые отношения снизятся до уровня «третьего мира», но это на пропагандистские экраны не попадет.

Известный режиссер и колумнистка  Газеты ру мягко сетует, что дальнобойщиков не было видно три  года назад, когда интеллигенция протестовала против фальшивых выборов, но в конце примирительно говорит: «Пойти, что ли, им чаю привезти? Говорят, они просят…»

 Чай у них есть, гораздо важнее, чтобы она пришла туда. Там нужна солидарность людей, пишущих колонки и снимающих кино.  Когда простые трудящиеся не поддерживают интеллигентский протест —  это можно объяснить их тяжелой занятостью, не достаточной политической грамотностью или слабой организованностью. Но когда люди умственного труда игнорируют выступления рабочего класса это не может быть оправдано ничем, потому что быть интеллектуалом это привилегия и нужно отдавать обществу долг, работая на справедливость. Ответственность интеллектуала состоит в том, чтобы разоблачать правительственную ложь и вскрывать тайные мотивы и цели элит.

Дмитрий Быков иронично рифмует: «Нет, ненадежен дальнобойщик. Тут не протест, но аппетит. Ему заплатишь сотней больше — он все забудет, все простит. Отменят этого «Платона», расскажут байку про ИГИЛ — возьмет он ниже на полтона и станет ватой, как и был. Он верит в папу-самодержца, в плохих бояр, в святую плеть… Ему б пожрать, попить, одеться и в телевизор посмотреть». Впрочем, иронизирует Быков прежде всего над самой этой позой вечной недоверчивости, выдаваемой за опытность и мудрость.

 В химкинский лагерь протестующих водителей пришли активисты одной, очень  оппозиционной и совсем не парламентской партии, принесли печенье и листовки, печенье водители взяли, но от листовок отказались, пока они не выдвигают политических требований. Говорят про 99% общества,  от которых они ждут сейчас солидарности и про 1% «олигархов», которых последствия нового побора на коснутся и потому от них солидарности не ждут.

Хотя уже ставший звездой Интернета пассионарий и дальнобойщик Сан Саныч из Иваново выступает с вполне революционной программой смены системы и радикального перераспределения доходов внутри неё. Так что от экономики до политики тут один поворот колеса.

Лево-радикальная группа «Аркадий Коц», созданная известным поэтом Кириллом Медведевым, устроила на химкинской стоянке концерт для водителей. Пели «Хлеб и розы», «С кем ты заодно?», «Быть рабочим не стыдно» и другую классику пролетарского протеста.  Им аплодировали, приятно, когда к тебе пришли и поют вечером под гитару мобилизующие песни.

Первые проявления народной самоорганизации, порожденные кризисом и изоляцией страны, дают шанс покончить с дурной традицией недоверия интеллигенции и народа, осознать и обсудить на этих протестных стоянках наш общий интерес. Акция дальнобойщиков важна для нас всех не только потому, что в случае их поражения нас ждёт новый скачек цен, но и потому, что впервые за многие годы она даёт шанс разным слоям общества выступить вместе,  соединив экономические и политические требования. На стороне и в интересах большинства. Против 1%, превратившего государство в комитет по решению своих проблем.

Нам стоит осознать, что за «интеллигентскими» претензиями к власти (нечестные выборы, зависимость судов, отсутствие гражданских прав) стоит кричащее и вопиющее экономическое неравенство, тотальное присвоение собственности и всех источников прибыли в пользу  того самого 1%, от которого водители солидарности не ждут.  Без этой простой политэкономии у интеллигенции и «простых трудяг» навсегда останутся разные типы недовольства и разные политические судьбы. Без осознания этой связи невозможно будет добиться ни политических изменений, ни экономических.

Единственный способ преодолеть это затянувшееся и фатальное для общества недоверие между людьми умственного и физического труда  – общий опыт борьбы с неравенством.

Как только выстроенная властью стена между оппозиционной интеллигенцией и рабочим классом будет пробита, в стране начнутся серьезные перемены. Парадоксальным образом, дикий и бесправный российский  капитализм, а точнее борьба с его уродливой гримасой, может помирить самые разные слои общества, привыкшие игнорировать друг друга.

И сейчас эта стена пробивается в Подмосковье и других местах, куда доехали грузовики и добрались люди. Добьются ли водители своих целей, во многом зависит от поддержки тех, кто читает сейчас этот текст по ссылке из фэйсбука.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s